Новости
13.11.2018
Подготовлен к печати сборник по итогам международной научно-практической конференции г. Красноярск.
13.11.2018
Подготовлен к печати сборник по итогам международной научно-практической конференции г. Красноярск.
11.11.2018
Подготовлен к печати сборник по итогам международной научно-практической конференции г. Красноярск.
Оплата онлайн
При оплате онлайн будет
удержана комиссия 3,5-5,5%








Способ оплаты:

С банковской карты (3,5%)
Сбербанк онлайн (3,5%)
Со счета в Яндекс.Деньгах (5,5%)
Наличными через терминал (3,5%)

ОБ ОДНОМ ЭПИЗОДЕ ИЗ НАУЧНОЙ ЖИЗНИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА, ИЛИ, К ВОПРОСУ О НРАВСТВЕННОМ ПОТЕНЦИАЛЕ ИСТОРИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИСТОЧНИКА

Авторы:
Город:
Москва
ВУЗ:
Дата:
10 ноября 2015г.

Психологический институт Российской академии образования – одно из старейших научных учреждений России, история научной жизни которого и есть история формирования отечественной научной психологии. Безусловной заслугой сотрудников института является работа по сохранению уникального научного архива. Работа современного исследователя с материалами его архивной коллекции – это попытка продвижения к подлинной реальности психологической науки через проникновение в смыслы ее экзистенции, созидаемой в актах радикальных выборов своего личного самоосуществления в мире, которые совершали конкретные ученые.

За каждой единицей материалов Научного архива стоят непростые истории личной жизни  ученых  и хитросплетения их научных судеб. Не является исключением и «ед. хр. 132, ф.14» – «Отзыв о работах по психологии памяти В.М. Экземплярского», составленный профессором Николаем Александровичем Рыбниковым1 в 1947 году [2].

Документ имел формально-целевое назначение. Однако, написан он был при характернейших обстоятельствах, а именно: в условиях необходимости повторной диссертационной защиты Владимира Михайловича Экземплярского2, уже ранее защитившего магистерскую диссертацию, много лет  служившего приват-доцентом в Московском университете, имевшем звание действительного члена Психологического института, являвшимся одним из первых отечественных профессоров-психологов, высланного из Москвы как ЧСВН и служившем на то время в Челябинском педагогическом институте. Маститому ученому Экземплярскому было предложено в 1947 году выйти, видимо, только теперь на «настоящую» диссертационную защиту и еще раз предоставить научную работу, но теперь уже надежного советского образца. Хотя Экземплярский давно уже не работал в Москве, не именовался «штатным сотрудником Психологического института», именно его alma mater – Психологический институт – в лице директора, академика РАО Анатолия Александровича Смирнова вступил в противостояние с бюрократией от науки, подготовив официальное ходатайство о возможности для профессора Экземплярского защиты «по совокупности работ». Только такое решение могло хоть в какой-то степени понизить абсурдность происходящего. Таким образом, отзыв Рыбникова является и «одним из» документов, направленных на поддержание этого ходатайства, и, одновременно, документом, имеющим далеко не формальное значение. К этому времени политические обвинения с самого Владимира Михайловича были сняты, но до окончания сфабрикованного «дела» было еще долгих 9 лет. И оценки, высказанные в обзоре-рецензии, могли оказать влияние

 1     Николай Александрович Рыбников (1880-1961) – сначала студент, затем помощник по организации Психологического института Г.И.Челпанова; зав. Кабинетом истории психологии, основатель научного направления – история отечественной психологии.

2    Владимир Михайлович Экземплярский (1889–1957), один из ближайших учеников Г.И. Челпанова. В годы обучения в Московском университете Экземплярский был одним из самых активных участников знаменитого Психологического семинария, организованного его учителем; свою первую научную премию за самостоятельные экспериментальные исследования получил еще студентом. С 1916 г. в звании приват-доцента Экземплярский читал лекции в Московском университете. С 1920 по 1937 гг. Экземплярский выступил организатором и руководителем Отделения прикладной психологии, Психологической лаборатории в Психиатрической клинике 1-го МГУ, Психологической лаборатории при Академии социального воспитания (которая со временем должна была быть реорганизована в психолого-педологический институт), Психофизической лаборатории в системе ГАХН, научно-исследовательской группы образовательного радиовещания в Научно- образовательном отделе радиоуправления. Перед войной по ложному обвинению, как ЧСВН ученый был выслан из Москвы. Послужной список его научных заслуг был столь авторитетным, что была изыскана возможность перевести его из отдаленных мест поселения в город Челябинск. С 1938 г. и до конца дней Владимир Михайлович служил профессором, заместителем директора по учебной и научной работе, зав. кафедры психологии и педагогики, зав. аспирантуры Челябинского педагогического института, преподавал в областном Институте усовершенствования учителей. Круг его научных интересов охватывал самый широкий спектр психологических проблем: память и типология представлений, психология одаренности и воли, вопросы педагогической психологии и воспитания человека и т.д. на ход дальнейшей жизни не только «соискателя», но и ходатаев за него, ведь текст рецензии легко мог стать актом обвинения в адрес «подписавшихся». Однако содержание документа не оставляет сомнений, что нравственный выбор А.А. Смирновым и Н.А. Рыбниковым был давно сделан. Вчитываясь в строки рецензии, отчетливо понимаешь, что, в науке они руководствовались принципами своего учителя Челпанова, которого, по отзывам, отличала «поразительная честность» и «духовная правдивость с самим собой» [1, с. 8]. Навязанная проблемная ситуация, о которой здесь идет речь, была разрешена его учениками с позиций научной правды. Положительный отзыв-рецензия Рыбникова – ни апологетика, весь его текст – это только то, что может быть доказано средствами науки. Ни о чем не умалчивая (даже не слишком марксистском характере некоторых интерпретаций Экземплярского), рецензент представил конструктивный научный анализ материалов его исследований и доказал безотносительную научную ценность их результатов.

В первую очередь, как о характеристике очень много говорящей и о самом человеке, и его профессиональном уровне, Рыбников подчеркнул принадлежность Экземплярского к числу учеников профессора Челпанова, как бы сразу снимая все вопросы об уровне владения «соискателем» предметом своей научной деятельности, или, по словам рецензента, уровня его «экспериментальной выучки». Следовательно, даже после всех страшных, пережитых и еще переживаемых Институтом на тот период околонаучных коллизий, по негласным и неписаным законам научно-психологического сообщества принадлежность к челпановской школе оставалась синонимом профессионализма ученого-психолога.

Проблематика психологии памяти была выделена рецензентом в качестве генерального направления сорокалетней научной деятельности Экземплярского: первая работа по теме была опубликована в 1914 году, последняя – в 1946 году. Предметом научно-психологического и методологического анализа рецензента стали семь исследований по изучению типов представления (1914 – 1929) и психологии и педагогики памяти (1930–1946). Классифицируя эти исследования, рецензент распределил их на две группы – экспериментальные и психолого- педагогические.

Проводя анализ работ, отнесенных к первой группе, Рыбников отмечал, что экспериментальные исследования 1914 – 1929 годов (4) были объединены одной темой и направлены на изучение вопросов индивидуальных особенностей запоминания / воспроизведения и типов представлений, при этом каждое из них было направлено на конкретизацию определенных сторон проблемы. В целом, по оценке профессора Рыбникова, они представляли собой первое в отечественной научной психологии «серьезное» исследование типов представления.

Останавливаясь на предшествующий экспериментальной части сравнительный анализ методов изучения предмета исследования, проведенный автором, рецензент отмечал наличие творческих нововведений в методологическом подходе Экземплярского. Так, ученый, используя популярный тогда «метод удержанных членов», ввел в него целый ряд важнейших поправок. В результате метод оказался существенно модифицирован. Кроме того, Экземплярским был разработан новый вариант детального учета ошибок в процессе воспроизведения информации и в конкретном исследовании показана конструктивность его применения в практике эксперимента.

Рыбниковым выделены различные аспекты работы подготовительного этапа к эксперименту, методология которой была разработана Экземплярским, вследствие ее высокой  научно-организационной значимости. Он обращает внимание: на всесторонность анамнеза, который был собран Экземплярским по отношению к каждому из участников эксперимента; количественный диапазон всего массива полученных опытных данных; многоаспектность и многоуровневость психологического анализа полученного материала. Отметим, что в ходе эксперимента исследователь фиксировал, описывал и подвергал систематизации все индивидуальные характеристики запоминания и воспроизведения с подробным учетом специфика проявления в этих процессах зрительных, двигательных, слуховых компонентов. В результате Экземплярскому удалось восстановить полноту вариативного ряда характеристик, представляющих, по мнению Рыбникова, бесспорный научный интерес для изучения а) структуры процессов запоминания и воспроизведения, б) влияния на эти процессы индивидуальных особенностей представления. Рецензент подчеркивал оригинальность и обоснованность полученных практических данных и теоретических выводов, сделанных Экземплярским, в частности вывода «об отрицательной роли некоторых комбинаций чувственных элементов на воспроизведение». Рыбников отмечал многоплановость экспериментальных задач, которые удавалось разрешить Экземплярскому. В ходе исследования им изучались проблемы влияния скорости восприятия на удерживание материала в памяти, во-первых, при различных способах предложения, во-вторых, в связи с индивидуальными различиями словесных представлений; исследовалась роль различных представлений при а) непосредственном и б) длительном запоминании, в) зависимости их от индиви- дуальных различий в представлениях.

Исследования типов представлений, проведенные в 1929 году, основным аспектом которых было изучение влияния индивидуальных особенностей представлений на процесс репродукции и узнавания, Рыбников выделил специально, подчеркивая их результативность и в плане научной теории, и в плане эмпирики. Рецензент выделил основополагающий характер задачи выявления правомерности психологических воззрений на принципиальную антиномию процессов репродукция и узнавания и, соответственно, подчиненности их протекания различным законам, которую поставил Экземплярский. Для ее решения им была разработана методика проведения двух параллельных экспериментальных рядов. Рассматриваемые процессы исследовались различными методами: результаты репродукции исследовались по методу удержанных членов, данные узнавания – по методу сравнения. Общим для этих рядов был метод варьирования в предъявлении материала. Всего применялось 6 способов предъявления материала (напр., зрительно-слуховой, зрительно-моторный, зрительно-слухомоторный, слуховой). Проведя углубленный психологический анализ собранного материала, автор, по замечанию Рыбникова, пришел к ряду ценных научных обобщений, напр., о влиянии антагонистических сенсорных моментов на процессы запоминания, воспроизведения и узнавания, о влиянии преобладания тех или иных сенсорных моментов на успешность удерживания при репродукции и узнавании, и др. Таким образом, были добавлены новые данные, существенно обогащающие психологическую теорию памяти.

В конце 1920-х годов Экземплярский обратился к проблеме возможностей и ограничений в применении результатов научных исследований для педагогической практики, актуальность которой не прошла мимо внимания рецензента. В специальной статье, посвященной взаимосвязи психологических и педагогических аспектов типологии представлений, Экземплярский уже как методолог подверг критическому анализу весь круг существовавших теоретических установок по отношению проблеме, а также данные «экспериментальной педагогики» и широко известных «коллективных опытов» Польмана. На основании результатов аналитического рассмотрения актуального состояния проблемного поля исследований, Экземплярским была предложена четкая формулировка модели понимания предмета, задач и методов осуществляемой им в своей научно- исследовательской работе. Определяя место этих исследований в ряду современных им разработок «опытного характера по психологии памяти», Рыбников указал на приоритет их автора в отношении профессионализма проведения эксперимента и доказательности интерпретаций его результатов, подчеркнув, что для своего времени экспериментальная работа Экземплярского была новаторской, отметил направленность научной установки ученого на качественный анализ полученных данных.

Психологические труды, отнесенные Рыбниковым ко второй группе (напр., «Психология и педагогика памяти», 1930; «Методы и формы закрепления знаний у учащихся на уроках в начальной и средней школе», 1930; «Психология памяти и работа учителя на уроке»,1946) – новая преемственная ступень исследований Экземплярского. В них были представлены обобщение, систематизация и интерпретация всех результатов огромного материала, полученного в ходе исследований психологии памяти, проведенные Экземплярским в целях разработки методологии их введения в особое направление научной и учебной деятельности – педагогическую психологию. Эти исследования раскрыли еще одну сторону таланта автора, доказав хорошее знание педагогической практики, принципов организации как урока в целом. так и отдельных его элементов, а также глубокое понимание психологических основ совместной работы учителя и ученика на уроке. Рецензент высоко оценил это стремление «дать новую для своего времени трактовку изученных вопросов памяти, увязать выводы исследования с запросами педагогической практики». С нашей стороны нельзя не добавить, что именно последнюю проблему Экземплярский намечал как тему своих последующих научных исследований.

В вышеприведенном документе, на наш взгляд, обращают на себя внимание три момента: во-первых, существенность и значимость научно-психологических достижений Экземплярского; во-вторых, неразрывная и непосредственная взаимосвязанность теории и эксперимента, характеризующая его методологический подход; в- третьих, та обоснованность, с которой ученый интегрирует результаты своих теоретико-экспериментальных исследований в практику преподавательской деятельности, но в которой, несмотря на значимость педагогических задач, не растворяется его психологический интерес: психология всегда составляет базовое основание педагогики. Но только такими и могли быть особенности научного почерка Владимира Михайловича Экземплярского – воспитанника и носителя традиций челпановской школы в психологической науке.

В 1926 году сам ученый сформулировал нечто вроде научного кредо – подчиняться в науке одной только «задаче – извлекать всегда объективный и научно-ценный материал» [3, с. 2]. Глубокий и объективный анализ результатов его 40-летнего научного творчества, проведенный Н.А. Рыбниковым, показал, что поставленную перед собой задачу В.М. Экземплярский выполнил.

Если вернуться к теме специфических обстоятельств, в связи с которыми была составлена рецензия от Психологического института, то необходимо сказать следующее. Ученики Г.И. Челпанова, верные исходным принципам воспитавшей их школы, фактом своего непризнания сомнительной амальгамы политики и науки, доказали, что школа Челпанова была чисто научной, действующей в нравственном поле по высшим законам совести и долга. «Отзыв» Н.А. Рыбникова позволяет познакомиться с исследованиями одного из первых отечественных экспериментальных психологов Владимира Михайловича Экземплярского, недостаточно известными сегодня молодым (и не только) ученым, и составить представление о том – общемировом – уровне исследований, с которого начинала свою самостоятельную жизнь отечественная научная психология, созданная Георгием Ивановичем Челпановым; ощутить тяжесть идеологической и бюрократической атмосферы, в которой потом приходилось выживать поколению челпановских учеников, и засвидетельствовать крепость их дружеской связи, пронесенной через годы испытаний, и верность духу той научной школы, высокие нравственные традиции которой заложил ее основатель и их учитель.

Обращение к подлинным документам истории Психологического института и московской психологической школы, введение их в поле актуальных исследований снимает завесу искажений с нашего исторического прошлого, способствует процессу его переосмысления на основе достоверных фактов, а значит – процессу нравственной самоидентификации современного психологического сообщества.

 

Список литературы

1.      Зеньковский В.В. – Памяти проф. Г.И. Челпанова // Г.И. Челпанов. Мозг и душа. – М., ПИ РАО, МГППУ, 1994. – С. 7–9.

2.      Рыбников Н.А. – Отзыв о работах по психологии памяти В.М. Экземплярского. 1947. Научный Архив Психологического института РАО. – Ф.14, о. 1, ед. хр. 132.

3.      Экземплярский В.М. От редакции // Сборники экспериментально-психологических исследований (Под ред.В.М. Экземплярского). Психофизическая лаборатория. – Л.: Academia, 1926. – С. 2–5.