Новости
13.11.2018
Подготовлен к печати сборник по итогам международной научно-практической конференции г. Красноярск.
13.11.2018
Подготовлен к печати сборник по итогам международной научно-практической конференции г. Красноярск.
11.11.2018
Подготовлен к печати сборник по итогам международной научно-практической конференции г. Красноярск.
Оплата онлайн
При оплате онлайн будет
удержана комиссия 3,5-5,5%








Способ оплаты:

С банковской карты (3,5%)
Сбербанк онлайн (3,5%)
Со счета в Яндекс.Деньгах (5,5%)
Наличными через терминал (3,5%)

ДИМИНУТИВНАЯ ЛЕКСИКА КАК СПОСОБ НОМИНАЦИИ ЧЕЛОВЕКА В РАННИХ РАССКАЗАХ А.П. ЧЕХОВА

Авторы:
Город:
Воронеж
ВУЗ:
Дата:
10 августа 2015г.

В данной статье анализируется диминутивная лексика, обозначающая людей, представленная именами существительными. Материалом послужили примеры с контекстами из ранних рассказов А.П. Чехова, выражающие семантику диминутива.

Диминутив мы рассматриваем как слово или форму слова, передающие субъективно-оценочное значение малого объема, размера и т. п., обычно выражаемое посредством уменьшительных аффиксов. Этой категории присуще особое языковое значение, связанное прежде всего с указанием на уменьшение размера объекта, а также на коннотативные смыслы (эмоции, экспрессию, отношение).

Использование диминутивов зависит от коммуникативных намерений автора, его отношения к ситуации и ее участникам, их социального статуса и гендерной принадлежности (как правило, реализация диминутива – детская речь или речь, обращенная к детям и женщинам или к предметам, вызывающим эмоциональное к ним отношение.

Среди диминутивных существительных, обозначающих человека, выделены 3 лексико-семантические группы: 1. называющие родственные отношения; 2. наименования лиц и их характеристика; 3. антропонимы.

В первую группу включены 10 однокоренных цепочек: мамаша – маменька – мамочка – мамка – матушка; папаша – папашенька – папашка – папенька – папка – папочка; тятенька – тятька; сынок – сыночек – сынишка; дядька – дяденька – дядюшка; дедка – дедушка; тетка – тетенька – тетушка; детки – деточки – детишки; бабушка –    прабабушка; женка –  женушка –  женишок. Слова, называющие родственные отношения, встречаются в анализируемых рассказах 417 раз.

В образовании данной группы участвуют суффиксы -ш-, -ок-, -ушк-/-юшк-, -онк-/-енк-, -еньк-, -к-, -иц-/- ец-, -енек-, -очк-/-ечек-, -чик-, -ишк-: Мы держали наши ружья и глядели на них так любовно, как маменьки глядят на своих сыночков… («Двадцать девятое июня»).

Диминутивы, называющие родственные отношения, чаще всего участвуют в создании комической ситуации и юмористического контекста рассказа в целом («Папаша», « Братец», «Весь в дедушку»).

В группу диминутивов, называющих и характеризующих лицо, включены слова, обозначающие: а) возраст (девочка, мальчишка, старик, старушка), б) социальный, имущественный статус, происхождение, род занятий (аристократишка, гимназистик, коммерсантик, поваренок), в) национальность (армяшка, жидок, немочка), г) характеризующие внешность, внутренние качества, передающие отношение к лицу (брюнеточка, чудачок, шельмец, штучка).

Диминутивы, обозначающие возраст, образованы с помощью суффиксов -к-, -ек-, -ик-, -ец-, -ок-, -онк- и - очк-, придающих словам уменьшительно-ласкательное и уничижительное значения. Наиболее широко представлены в текстах однокоренные слова с корнем стар-: старикашка, старик, старец, старичок, старуха, старушка, старушечка, старушонка. Словом старец А.П. Чехов называет человека, неуважаемого и недостойного: это или наглый безбилетник («В вагоне»), или старичок из породы гоголевских жеребчиков («Козел или негодяй?»). Диминутив старичок чаще всего используется для создания малопривлекательного образа: маленький  седовласый старичок  с лицом отставного унтера («Шведская спичка»). Часто старички занимают высокое положение: в старичке Червяков узнал статского генерала Бризжалова… («Смерть чиновника»). Старички у Чехова и ведут себя не по-старчески: рассказывают скабрезные истории («Корреспондент»). Только в одном примере старичок у Чехова вызывает симпатию и сочувствие. Это слепенький, седенький вдовец-генерал, сердяга и чудачок, у которого одна радость – красная генеральская подкладка («Герой-барыня»). Слово старикашка обладает большей экспрессивностью, распространяется определениями, усиливающими уничижительную характеристику: старикашка рваный («Корреспондент»). Образ трогательного старикашки создан в рассказе «Барон»: маленький, худенький старикашка лет шестидесяти, его щечки и мешочки под глазами висят и дрожат, как тряпочки, подвешенные для просушки. Образ старушки в рассказах разнопланов: это и скучающая одинокая княжна («Раз в год»), и трогательная старушка, потерявшая свою дочь («Приданое»).

В однокоренной группе с корнем стар-, обозначающей лиц мужского пола, производные чаще выступают как негативная характеристика лица и в отрицательном контексте; производные женского рода чаще вызывают сочувствие, исключая слово старушонка.

Среди диминутивов, обозначающих социальный, имущественный статус, происхождение, род занятий, однокоренные мужичок, мужичонок, мужичонка. В рассказе «Он понял!» Чехов с помощью диминутивов создает трогательный образ горе-охотника – мужичонка. И в портрете (воспаленные глазки, жиденькая, козлиная бородка дрожит, как тряпочка, засаленный веревочный поясок), и в том, что он делает (разрывает какую-то ниточку, гнет проволочку), и в простосердечном рассказе мужичонка о своей охоте (былинка, солнышко всходит, пташки, и др.) много диминутивных существительных, которые передают сочувственное отношение автора к своему герою.

Диминутивы, обозначающие национальность (армяшка, немчура) передают разное отношение: ласкательное – немочка («Жизнь в вопросах и восклицаниях») и пренебрежительное – немчура («Который из трех?»).

Диминутивы 2-й группы образованы с помощью суффиксов -ишк-, -к-, -ик-, -юшк-, -ек-, -еньк-, -ок-, -очк-, -онок-,-енок-, -онк-. Существительные с суффиксами –ишк-, -ик-, -к-, -ек- придают словам уничижительный оттенок и используются для негативной характеристики лица (аристократишка, барынька, князек), а с суффиксами -юшк, -к, -еньк, -ок-, -онок, -онк-, -очк- передают ласкательное отношение говорящего к лицам, обозначаемым диминутивами (княгинюшка, князенька).

Диминутивы, характеризующие внешность, внутренние качества, передающие отношение к лицу, используются в комическом контексте: Возле него на травке сидела русалочка, молоденькая и такая хорошенькая, что знай я ее точный адрес, бросил бы все – и литературу, и жену, и науки – и полетел бы к ней… («Наивный леший»). Диминутив человечек используется для называния лиц, имеющих разный социальный статус, с уничижительно-пренебрежительной и реже – ласкательной характеристикой, причем в разных контекстах (юмористическом, комическом, сатирическом). Этот диминутив часто распространяется определениями: маленький («Ряженые»); чахлый («Закуска»); рябой («Салон де варьете»); маленький толстенький («Он и она»); заметно вычищенный человечек («В ландо»); обозначает какое-то незначительное лицо и используется для создания отрицательного образа: Человечек в заячьей шубенке ужасно походил на Ивана Капитоновича…(«Двое в одном»). Данный диминутив может использоваться и для сатирической характеристики персонажа: Рядом с нею сидел барон Дронкель, свежевымытый и слишком заметно вычищенный человечек в синем пальто и синей шляпе («В ландо»).

Диминутивы разных категорий, обладая большим экспрессивным и образным потенциалом, передают различные эмоции, содержат положительную и отрицательную оценку лиц, маркируют авторское отношение.

Такое отношение писателя к героям, ситуациям, передаваемое диминутивами, обусловлено гендерным фактором. Ирония в рассказах А.П.Чехова, как правило, распространяется на женских персонажей чаще, чем на мужских. Она смягчет, скрывает истинное отношение автора к своим героиням, т.е. выступает как средство эвфемизации, своеобразной завесы.

Диминутивы в ранних рассказах Чехова участвуют в создании ярких запоминающихся образов, юмористических, комических ситуаций, позволяют выявить авторскую идею, поскольку являются одним из способов номинации человека – основы художественной картины мира любого писателя.

Исследуемые диминутивы демонстрируют также большие словообразовательные возможности русского языка, способствуют изучению художественного мастерства писателя Чехова, таких характерных особенностей его языка как ирония, юмор, комическое.

 

Список литературы

1.     Е.А.  Земская,  М.В.  Китайгородская,  Е.И.  Ширяев  Русская  разговорная  речь:  Общие  вопросы. Словообразование. Семантика. – М.: Наука, 1981. 276 с.

2.     Краткая русская грамматика / Под ред. Н.Ю. Шведовой. – М.: Русский язык, 1989. 639 с.

3.     Лопатин В.В., Улуханов И.С. Проспект раздела «Словообразование», «Основные понятия морфемики» // Русская грамматика. Проспект. 1972., с.205.

4.     Рылов Ю.А. О семантических доминантах в языковой картине мира // Вестник ВГУ. Серия Гуманитарные науки. 2003, №1.