Новости
21.07.2020
Подготовлен к печати сборник по итогам международной научно-практической конференции г. Челябинск
21.07.2020
Подготовлен к печати сборник по итогам международной научно-практической конференции г. Челябинск
18.07.2020
Подготовлен к печати сборник по итогам международной научно-практической конференции г. Челябинск.
Оплата онлайн
При оплате онлайн будет
удержана комиссия 3,5-5,5%








Способ оплаты:

С банковской карты (3,5%)
Сбербанк онлайн (3,5%)
Со счета в Яндекс.Деньгах (5,5%)
Наличными через терминал (3,5%)

ПРИНЦИП ЗЕРКАЛЬНОСТИ КАК ОСОБЕННОСТЬ ПОЭТИКИ РОМАНА О.А. СЛАВНИКОВОЙ «ОДИН В ЗЕРКАЛЕ»

Авторы:
Город:
Елабуга
ВУЗ:
Дата:
06 ноября 2014г.

Ольга Славникова принадлежит к числу те х пре дс тавителей современной отечественной литературы, чьи произведения создаются на сты ке реализма и модернизма, реализма и постмодернизма. В ее художес твенном мире сложно взаимодействуют: фантазийное и злободневное, миф ологическое и дос товерное, остросоциальное и экзистенциальное. Именно э то взаимодейс твие и опре деляе т с воеобразие все х произве дений писа тельницы, выражаясь через организацию времени и пространства , сис тему образов, ряд сквозны х мотивов.

Материалом  исследования  в  данной  с татье  являе тся  роман  «Один  в  зерка ле»  –  произведение  с «неоднозначной постпубликационной судьбой» [2]: с одной стороны, оно был отмечено рядом премий (имени П. Бажова, журнала «Новы й мир»), с другой с тороны, ему сопутс твовала сдержанна я по хв ала профессиональной критики и дово льно прохла дное отношение читате лей. Между тем, сама О. Славникова называе т эту книгу своей любимой и самой недооцененной из все х. В предис ловии к сборнику ее прозы «Ва льс с чудовищем», в ко торый вошел и роман «Один в зеркале», О. Славникова прямо говорит: «Я люблю свой второй по счету менее других прочитанный роман «Один в зеркале» [6].

Критики при рассмотрении этого произведения основное внимание уделили неко торым особенностям повествования и опреде лению эсте тической природы романа. Причем оценки носили порою весьма неоднозначный характер. Так, литературный обозревате ль «Не зависимой газе ты» Мария Ремизова, о тметив мастерство де та лизации, обозначила «метод письма» О. Славниковой сле дующим образом: «малоподвижный, на каждом шагу нарочито пробуксовывающий сюжет, строящийся на самы х незначительны х событиях, пышно декорируемый всевозможными «лирическими отступлениями», которые, собственно, и составляю т главный стержень повествования» [5].Сергей Бе ляков увидел в романе «реалистическую типизацию» и выделил мотив смерти, который, по мнению критика, являе тся своеобразным фирменным знаком Славниковой [2].Дмитрий Бавильский, напротив, опреде лил роман как «радика льный модернис тский те кст», а та кже отметил взаимодействие реального и ирреального ка к ключевую особенность творчества писа тельницы  [1].При этом он конста тирует, что Славникова в очередной раз рассказы вает «банальную ис торию <…> о лю дях со с тертой внешностью и биографией» [1].

Критики е дино душны в  том, что   своеобразие  художес твенной манеры писате льницы  проявляе тся в «плотнос ти» письма, которое дос тигае тся за счѐт обилия ме тафор и сравнений, а также в том, что сюже т для Славниковой, как правило, вторичен. Действительно, в одном из интервью она сама призналась: «Я уже написала «трудные» книги: «Стрекоза, уве личенная до размеров собаки», «Один в зерка ле». Теперь мне интересно работать на д сюже тными, даже остросюжетными вещами». Таким образом, О. Сла вникова сама условно разделила свою прозу на «трудную» (без за хва тывающего сюжета ) и  «сюжетную».

Цель нашей работы – проследить, как проявляет себя в ху дожес твенной структуре романа«Один в зеркале», в его поэ тике заданный самим заглавием принцип зеркальности.

Мы полагаем, что интересующий нас аспект иссле дования позво лит рассмотреть те с тороны та ланта писате льницы, ко торые пока еще не являлись пр едметом специального изучения, приблизит нас к пониманию своеобразия еѐ художес твенного мира.

В основе романа«Один в зерка ле» – непростые взаимоотношения гениа льного ма тематика , специалиста в области фракта льной геометрии Антонова и его жены Вики, весьма «узенькой личности»  [7, с. 188]. В сис теме образов также прису тствуют с воеобразны епрототипы гла вны х героев - псевдо-Антонов и псевдо-Вика, не постигшие в «реальной жизни» [7, c. 11] логики с воей судьбы, «не сумевшие выразить собою суть произошедшего» [7, с . 10]. В повес твовании они фигурируют как «реальные лю ди». Автор как бы пытае тся восполнить неполноту их осознания бытия за счѐ т литературны х героев.

Антонов и Вика живут а втоматично, не всегда о сознавая, ч то с ними проис ходит. Он мирится с изменами супруги, до конца не понимая, что несчастлив в браке . В финале Вика вместе со своим любовником попадае т в автомобильную аварию и умирает в больнице. Это т внешне бана льный любовный треугольник «выверну т» автором наизнанку с целью обнажить вну тренний драматизм ситуации и судьбы та лантливого человека, ко торый для окружающих лишь обманутый муж.

Драматизм ситуации подс казан уже самим названием романа – «Один в зерка ле», а также эпиграфом, взятым из «Приглашения на казнь» В. Набокова : «Итак – по дбираемся к  концу». Невы носимое одиночество главно го героя, бегущего от реальности, заканчивае тся прыжком в пустоту. В финале романа прямо говорится, что автора более всего занимало « таинс твенное и самое что ни на ес ть житейское событие конца», та к ка к «оно почти не ловится в реальнос ти» [7, с. 365].

Ощущение мнимости реальнос ти, которая утрачивает с вои материальные очертания, возникает в романе уже благо даря особой организации хроно топа города. В нем постоянно акцентир уется внимание на призрачности, проницаемости. Действие романа «Один в зеркале» разворачивается в городе, ко торый «пребывал в нигде, в замирании времени и пространства» [7, c. 150]. Антонов то обретает, то теряет чувство времени, ощущает себя то в трѐ хмерном пространстве, то в дву хмерном, то выпа дает из реальности, то вхо дит в неѐ. Э ти характеристики заданы принципом зеркальнос ть, поско льку, как известно, символика зерка ла в традиционной ку льтуре связана с пограничностью, идеей пере хо да из одного мира в другой: из нас тоящего в прошлое,  из реального в воображаемое. В народном пре дста влении это т симво л удвоения дейс твите льности все лял с тра х и перед открытой границей в самого себя[4]. В диссертации О.А. Де гтярѐвой «Зеркало как общекультурный феномен» читаем: «Зеркало – семантически богатый предмет, дающий возможность не то лько отража ть мир реальный, но и скрывающий в себе мир ирреальный». Одновременно«зеркало – это инструмент самоидентифика ции личнос ти, оно организует наше пространство и может нарушить е динс тво «я» и привести к трагическому восприятию мира» [3].

Предметный мир романа О.Славниковой напо лнен зер калами и различными отражающими повер хностями. Это реальные зерка ла в доме Антонова и в офисе компании «ЭСКО», где работае т Вика, это б ликующие мониторы, оконные стѐ кла и витрины, у лица с «двойным по током зерка л» автомобилей [7, с . 89] и блес тящими лужами, гладь пруда, о тражающего Дом Правительс тва,  глянец с тен, которые «отражают и видят люде й ничуть не хуже зерка л» [7, с. 129]. Так обы денный, каза лось бы, предмет «сообщает» дейс твительности с войство зеркальнос ти.

Для героев зерка ла ста новятс я своеобразными порталами в прошлое и будущее, в самих себя. Но одновременно в этом отраженном мире они утрачивают чувство реальности. В результа те лю ди, оказавшиеся в перенасыщенном зеркалами пространстве, теряю т рассудок. Приве дем пример, в ко тором особенно наглядно проявляетс я связь между зерка льнос тью ка к особенностью восприятия мира и мотивом сумасшествия. После попытки суицида Вика попадае т в психиа трическую лече бницу, где навещающий еѐ Антонов наблюдае т и за другими пациентами. Он видит после дствия непос тижимого «удвоения» реальности в сознании Люминиевой [7, с. 148], «зерка льного взгляда на мир» Ботаника [7, с. 259]. Интересно, что сумасшествие здесь не тождес твенно ненормальности человека: ведь и Антонов перед зерка лом «задавал себе совершенно ночной и безумный вопрос: неужели я – э то я?» [7, с. 212]. По добное расслоение сознания героев вызвано острейшим же ланием самопознания и обретения своего места в «зерка льном» мире.

С этими взаимоотражающимися мирами в романе связан целый ряд оппозиций: ду хо вного / безду ховного, прекрасного / безобразного, внутреннего / внешне го, реального / вы думанного. Они проявляю тся на разны х уровнях те кс та, в том числе и через разветвлѐнную сис тему образов-двойников.

С помощью мотива двойничес тва воплощается мысль об утрате че ловеком своей идентичности. Так, Антонов готов призна ть своим двойником, несмотря на их полную внешнюю нес хожес ть, поэта-модернис та, которого случайно увидел в клубе. Каждый из них ище т свой способ ухо да о т пошлой действительности, ко торый одновременно может ста ть и способом обретения себя нас тоящего. Различны лишь формы «ухода» : для Антонова это «математические чащобы», а для поэта  – мир литературы.

Именно ощущение внутренней близос ти позволяе т  Антонову разгляде ть за внешней оболочкой своего «двойника» неч то совсем противоположное его  внешнему (неис тинному) обличью. Неу хоженный, грязный, «напоминавший деревянного солда тика, с которого облупилась краска», поэт, читавший «томите льно- невнятные» стихи, видится Антонову в некой паралле льной дейс твите льности (где -то «там») «диковинной птицей <…> с собственным своим лицом» [7, с. 159].Э та встреча с двойником одновременно открывае т и самому герою возможность увидеть себя со стороны. В обыденной жизни Антонов будто стѐр т для окружающих, но стоит ему заговорить о любимой математике – он преображается. Для не го «математика есть описание мира, а вовсе не счет каких бы то ни бы ло единиц» [7, с. 61].

Но герой отражае тся не толь ко в те х зерка ла х, которые выявляю т его вну треннюю сущнос ть,  но и в «кривы х» зерка ла х, которые отражаю т е го сущность по принципу «от противно го». Соотве тс твенно, наряду с близкими Антонову лю дьми, он ощущает некое притяжение -связь с теми, кто ему вовсе не близок. Так, своеобразным «отрицательным» двойником героя можно признать грубого и хва ткого Геру (отчима Вики), отношения с ко торым не зала дились у Антонова с самого начала. Тем не менее он сам с удивлением замечает, ч то Гера «буквально вселился в не го»[7, с. 168]. Антонов постоянно веде т с ним некий внутренний разговор. Герой ловит себя на том, что«бормоча под нос, он не только выступает от себя, но и проговаривает реплики Геры» [7, с. 168]. Антонов объясняет э ту свою особенность необхо димостью «спасения о т Геры собственного «я» [7, с. 168]. Вну тренний словесный поедино к позволяет робкому и немногословному в реальной жизни ма тематику о тстоять себя хотя бы в о дном из миров. В данном случае противоборство  с двойником обнаруживает необ ходимость активного противостояния хамству, перед лицом ко торого в обыденной жизни Антонов робеет и пасует. Не случайно в его сознании образ Геры с ливае тся с образом двоечника – своего шко льного обидчика, а себя герой ассоциирует  с   таким   же   беззащитным   перед  жестокой   дейс твите льн ос тью   поэтом.   Причем   Антонов «догады вался, что, если бы поэт и двоечник с толкнулись наяву, они бы, может, по дрались до о кровавленных рож, – а в данном словесном случае всѐ было очень, очень, смягченно» [7, с. 166]. То есть природное миролюбие не позволяе т герою развернуть о ткры тую войну, но вну тренний бунт против по длости и хамства позволяе т сохранить себя как личнос ть.

Ка к видим, принцип«отражений» расширяет предс тавления чита те ля о главном герое романа. Это также объясняет и  функцию  так  назы ваемых прото типов  главны х  героев.  Автор  как  бы  вводит  читателя  на «литера турную ку хню» и позволяе т увиде ть сам процесс создания образа. На наших глаза х неприметный офисный работник псевдо-Антонов («реальный челове к») вырастае т до литературного героя. Реа льный псевдо - Антонов, человек «со стѐр той внешностью и биографией», обретает черты непризнанного гения – литературного персонажа Антонова, убитого непониманием посредственной жены . Автор «удваивает» главны х героев (Антонова и Вику), «вселяя» в роман и их псе вдо -Антонова и псевдо-Вику,с целью раскры ть процесс преображения реальных лю дей в литературны х героев, продемонстрировать читате лю, ч то«совсем не каждый реальный челове к способен вы делить, без помощи како го бы то ни было автора, полноценного двойника» [7, с. 39]. Так, в некое «отражение» реальности превращается не только сам Антонов, но и вся история о нѐм.

Через сис тему двойников автор выражает и особенности мировосприятия гла вного героя, в ко тором сталкиваю тся реа льное и мнимое, сиюминутное и вечное, материальное и ду ховное. О. Славникова та ким образом демонстрирует читате лю бинарнос ть сознания, сопоставимую с концепцией «зерка льного я» французского психоаналитика Ж. Лакана. По Ла кану, ме ханизм идентификации личности связан с феноменом отчуждения: в зеркале челове к видит себя, но принимает себя (своѐ отражение) за другого. Более того, «я» всегда рождается уже раздвоенным, порождая тем самым вечное напряжение между «я» и зеркальным другим. Вот почему Антонова пугает холо д, ис ходящий о т гла ди зерка ла, в ко тором герой в идит своѐ отражение , а вс треча с любым из «двойником» заставляе т е го нас торожиться.

Ита к, для сознания главного героя характерен распа д на две по лярные структуры. Причем один из миров, образующихся при распаде, воспринимается Антоновым  как свой, другой – как чужой. В этом случае зеркало становится границей возможного пере хода. Одна ко дале ко не все гда Антонов го тов к э тому перехо ду, по тому что отражение в зеркале , ка к это ни странно, да леко не всегда бывае т ожидаемым. Отсюда и разнос ть миров, «предзеркального» и «зазерка льного», противопоставление отражаемого и отраженного. Кроме того, регулярные похо ды в «зазерка лье», вс тречи со   своим другим «я», зас тавляют героя усомниться в существовании«я» дейс твительного. Э то отражае тся и на взаимоотношениях Антонова с Викой. После долгого контакта взглядами через домашнее зеркало (это был единс твенный пу ть вс третиться глазами, во всѐ оста льное время супруги намеренно держались спиной друг к другу) их о хва тыва ло сомнение в собственной материальности: нас только другими были они в о тражении (замкнутая и резкая Вика с тановилась «нес терпимо милой» с «за травленным, жалостным недоумением, в реальности всегда прикры том косметикой» [7, с. 252], Антонова зеркало «показыва ло совсем молоденьким» [7, с. 212]. Пере хо д в за зеркалье ста новится единственным способом воссоединения супругов. Не потому ли Антонов, испытывая к зер калам настоящую ненавис ть, всѐ же стремится проникнуть в зазеркалье? Изменяя жене с На та льей Львовной (супругой шефа и любовника Вики), его не покидае т ощущение, что он с Викой, но с другой, с ловно явившейся «ему из ка кого-то криво го зеркала» [7, с. 318].

«Кривое зазеркалье» порождено идеей нетождественности отражаемого и отражѐнного. Мотиву («кривого»)     зазерка лья     сопутс твую т     мотивы       (неполной)     симметрии,     (мнимой)     пар алле льнос ти.

«Профессиональный взгляд на мир как математическую сис тему координа т» позво ляе т  Антонову разглядеть «симметрию бесконечно малого и бесконечно большого» [7, с. 30]. Эта «неправильная» симметрия отражае тся в предметном мире произведения Славнико вой. Например, рукопись бездарного исторического романа Геры можно считать «кривым о тражением» антоновской рукописи с зѐрном гениальной идеи.

Мотив симметрии  реализуется и  через параллели  в пространстве. Сумасшедший дом, где сумасшествие пациентов каже тся Антонову«отражением реального положения вещей» [7, с. 150], соотносится с «нас тоящим сумасшествием» [7, с. 152], проис хо дящим в квартира тещи Све ты, с отношениями в тайном кружке в «Аликовой берлоге» [7, с. 171], где «сумасшествие было игрой» [7, с. 173]. Подобные зеркальные параллели проис хо дят и во времени. Неслучайно в романе подчеркивается, ч то все «важное в жизни Антонова и Вики проис хо дило всѐ -таки синхронно» [7, с. 186]. Но эти отражения также призваны о тразить не кую неправильную симметрию судеб главны х героев.

Усиливают эффект зерка льности происходящего и «парные» события, которые опять -та ки соотносятся друг с другом по принципу «неправильной симметрии»: две сва дьбы (Вики и Антонова, матери Алика и с тарого актѐра), демонстрация у Дома Правительства и по гром офиса.

Таким образом, мы убедились, что принцип зеркальности являе тся в романе О. Славниковой «Один в зеркале» структурообразующим. Он подчиняет себе композицию, хронотоп, систему образов и мотивов, предметный мир. В конечном счете, он определяет тот образ реальности, который создае тся в произве дении, выявляя присущие ему симулятивность, текс туализацию, размывание границ между «было» и «не было».

 

Спис ок лите ратуры

1.           Бавильский   Д.   Ра збитое   зеркало   //   URL:   http://www.vavilon.ru/dia ry/000107.ht ml    (да та   обращения 30.10.2014).

2.           Беляков С. Сестра еѐ смерть // URL: http://vz.ru/culture/2008/7/ 25/190059.html (дата обращения 30.10.2014).

3.           Дегтярѐва  О.Зеркало  как  общекультурный  феномен  //  URL:http://www.d issercat.com/content/zerka lo -ka k- obshchekulturnyi-fenomen(да та обращения 30.10.2014).

4.           Зайцева        Ю.   « Принцип  зеркала»    в    художестве нной       системе  В.        Набокова  // URL:http://www.re lga.ru/Env iron/WebObjects/tguwww.woa/wa/Main?level1=main&level2=a rtic les&te xtid=666( да та обращения 30.10.2014).

5.           Ремизова М. Деталь, увеличенная до размеров романа // Независимая газета. – 1999. – №244. – 29 де кабря.// URL: tp ://www.ng.ru/culture/1999-12-29/7_detail.html(да та обращения 30.10.2014).

6.           Славникова О.   Вальс    с  чудовищем //    URL: http://www.libok.net/writer/2630/kn  iga/33246/slavnikova_olga_aleksandrovna/vals_s_chudovischem/read(да та обращения 30.10.2014).

7.           Славникова О. Один в зерка ле: Сборник. – М.: РИПОЛ классик, 2005. – 480 с.